Выбор сделан после тяжёлых испытаний и сомнений

Общество

О  своём побеге из Оренбургской тюрьмы 4 апреля 1918 года А.-З. Валидов позже напишет: «За семь недель преодолел путь от Оренбурга до Уфы и далее в горные районы и Челябинск протяженностью в две тысячи вёрст.... Из них 500 — поездом, остальные на лошадях. Но дорожные тяготы прошли как бы незамеченными. За короткое время в двух-трёх местах создали партизанские отряды, провели Уфимское и Кустанайское совещания».

В Челябинске

Город Челябинск находился в руках восставшего Чехословацкого корпуса. Там А.-З. Валидов посещает его штаб-квартиру, которая размещалась в нескольких железнодорожных вагонах. Он ведёт переговоры с мятежным командиром Богданом Павлу, его помощниками — докторами Патейдл и Хирс, в результате чего они предоставили здание для размещения Башкирского правительства и будущего войскового управления.
Прибывшие к Валидову сотник Галимьян Таган, Гариф Мухаметьяров, польский мусульманин Исмаил Мухлия, татарин Усман Терегулов начали от имени правительства подготовку к формированию башкирского войска. Они объявляют частичную мобилизацию с 1 июня в Челябинском и Троицком уездах. Вскоре стали стекаться добровольцы.
По телеграфу были вызваны скрывавшиеся в разных местах члены Башкирского правительства. Многие из них тут же прибыли. Председателем временно стал Сагит Мрясов, членами правительства — Абдулла Адигамов, Габдулхак Габитов, Саитгарей Магазов, Муллаян Халиков. А.-З. Валидов взял на себя обязанность военного министра, а Гариф Мухаметьяров назначен его адъютантом. Ахмету Биишеву поручили организацию милиции.
В рабочих помещениях, отведенных Башкирскому правительству, не было ни столов, ни стульев, а в спальных комнатах — кроватей и постели. Члены правительства спали на полу, документы хранились в сундуках. Но всё это никого не удручало. Постепенно был налажен быт и распорядок работы.

Мобилизация

Успешно шла частичная мобилизация. Первый пехотный полк был сформирован в Тамьянском кантоне Амиром Карамышевым и Мусой Муртазиным. Вторым полком из мобилизованных в Челябинске командовал поручик Харис Туймакаев из Злотоуста. Полки были вооружены оружием, которое выдали чехи.
В комсостав были привлечены как башкиры, так и русские. Высшие национальные офицеры находились в западной части Башкортостана, оставшейся в руках Советов. Прибывшие позже оттуда прапорщик Галимьян Таган и Усман Терегулов занялись созданием третьего полка.
В начале июня 1918 года военный отдел Правительства издает фарманы (приказы) № 194 и 195 о мобилизации башкир призывов 1918-1915 годов, по которому подлежали мобилизации 24800 человек из числа башкирского населения четырех призывов.
17 июня 1918 года в Челябинске состоялась отправка на фронт Первого башкирского полка под командованием поручика Хариса Туймакаева. В эти же дни военным советом был утвержден начсостав башкирских войск. Командиром второго полка назначен подпоручик Габделхак Габитов, третьего полка — Бикметов, четвертого — Амир Карамышев, первой бригады — подполковник Шагихайдар Акчулпанов, первой дивизии — генерал Хажиахмет Ишбулатов.
Созданные башкирские боевые единицы успели участвовать в боях. Так, А.-З. Валидов и С. Магазов с двумя батальонами с оружием в руках помогли чехам в изгнании большевиков из Аргаяшского кантона. «После этого сражения под Куяшом (теперь это крупное село в Кунашакском районе Челябинской области, автор) в моей судьбе открывалась новая, теперь уже военная страница», — напишет потом А.-З. Валидов. Интересно, что участвовавший в том же бою чешский офицер Иозеф Урба в 1929 году в пражской газете «Народное освобождение» описал тот бой под Куяшом и при встрече прочитал вслух Валидову.
Другое совместное наступление чехов и башкир на красных было под станцией Тургояк, где во главе отряда были Г. Таган и А.-З. Валидов. Отбитое ими у противника оружие было выдано формировавшемуся третьему полку.

Против красных

6 июля 1918 года Оренбург перешёл в руки казачьего атамана Дутова. Следом сюда переезжают на нескольких эшелонах Башкирское правительство и созданное им в Челябинске и кантонах башкирское войско. Здесь они располагаются в здании и саду Караван-сарая, являющегося историческим достоянием башкирского народа.
Башкирские войска с 22 ноября 1918-го по 18 февраля 1919 года, в течение трех месяцев, вели бои против первой армии красных, наступающей со стороны Оренбурга и пятой армии, идущей со стороны Уфы, на фронте протяженностью 400 км. В этот период башкирский штаб размещался в посёлке Ермолаевка, ныне Куюргазинского района, позже переехал в посёлок завода Кананикольский, ныне Зилаирского района, и в село Темясово.
Как пишет сам А.-З. Валидов: «Ежедневно в произошедших лобовых столкновениях наносились потери армии противника и сами имели большой урон в живой силе. В районе Красной мечети (село Мраково, автор) при одной из внезапных ночных атак на позиции красных был разгромлен нами один кавалерийский полк. Командир полка, оставшийся в живых, в нижнем белье, босиком бежал по колено в снегу. А сам я принимал участие в боях под Ермолаевкой, за населенные пункты Кузяново (родная деревня А.-З. Валидова, автор), Салихово, Макарово. У деревни Салихово в составе первого кавалерийского полка Мусы Муртазина состоялся бой и при этом я получил лёгкое ранение в левую руку и в правую ногу, но поле боя не покинул, с коня не сошел. Состоялись также тяжелые бои 10-12 декабря 1918 года за населенные пункты Петровское (Ишимбайский район) и 15 января 1919 года за деревню Ахмерово, в обоих боях победу одержали башкирские джигиты».
Как бы подтверждая мысли А.-З. Валидова, приведенные выше, в то время командующий первой армией Советов Г.Д. Гай позже в своих воспоминаниях отметил, как в феврале 1919 года подразделения башкирского корпуса вели ожесточенные и самоотверженные бои на восточном фронте против Смоленского и Петроградского полков 20-й, 24-й дивизии Красной армии. Они отбросили эти полки. Здесь необходимо учесть то, что эти хвалебные слова сказаны видным советским военачальником о своём противнике.

Колчаку башкир не нужен

Однако существование и действие отдельного башкирского корпуса в составе своих войск адмирал Колчак не приемлет и даёт команду на его расформирование, сделав из него дивизию и назначив командиром своего офицера. Находящийся в Омске Колчак выпустил приказ с отказом от выполнения ранее принятых взаимных договоренностей с башкирским войсковым управлением по снабжению финансами, оружием и прочим. В приказе Колчака, переданном Бикбову (тогда председателю правительства) и Валидову (председателю военного совета), говорится, что в связи с нехваткой средств и прекращением мобилизации в войска, финансирование башкирского войскового корпуса отменить, вопросы комплектования, формирования подразделений, обучение личного состава поручить Дутову.
Данный приказ Дутов дополнил своим, соответственно которому управление всех тринадцати башкирских кантонов, Башкирский военный совет, управление войсками, штаб отдельного башкирского корпуса ликвидируются. Вышеназванные башкирские учреждения, их личный состав и имущество, также войсковая типография переходят в руки Дутова. Кроме всего этого, по указанию Колчака, обещанное ранее штабом Чехословацкого корпуса стрелковое оружие было запрещено.
Стало ясно, что верховному правителю, захватившему всю Сибирь и объявившему там монархическую диктатуру, не было никакой нужды содействовать в создании автономного Башкортостана.

За красных

Из телеграммы А.-З. Валидова в штаб армии генерала Дутова от 25 декабря 1918 года в г. Оренбург:
«В связи со сложившимися обстоятельствами на фронте все отряды стягиваются в одно направление. Ни денег, ни патронов, ни чая нет. Люди готовы действовать без теплой одежды. Отсутствие патронов и денег не дает возможности их использовать. Обещанные вами патроны и чай все еще не получены… Четыреста молодых отборных башкир имеют лишь 70 винтовок».

Башкиры, их лидер А.-З. Валидов, потратившие много сил на создание национального правительства и войска, не могли мириться с таким положением, которое сводило к уничтожению всё наработанное. Валидов начинает стягивать башкирские полки на территорию Башкортостана, командование корпусом полностью держит в своих руках. С января 1919 года ведёт переговоры о переходе Башкирского правительства и войскового корпуса на сторону Советской власти. С этой целью представители Башкирского правительства Мулладжан Халиков и Халфетдин Сагитов прибывают в Уфу.
8 февраля 1919 года Башкирское правительство и представители его революционного войска на совместном заседании в заводском поселке Кананикольский принимают решение о необходимости безотлагательного официального заключения соглашения с Советской властью. Здесь же создаётся делегация для переговоров, в состав которой входят председатель правительства М. Кулаев и М. Халиков, Х. Сагитов, А. Бикбавов. Принято решение о делегировании ее в Москву.
18 февраля 1919 года Башкирское правительство в селе Темясово объявило об окончательном переходе на сторону Советской власти. Численность семи башкирских полков, пополнивших Красную 
армию, составляла 6,5 тысяч человек. 19 февраля в Уфе состоялось заседание с участием представителей от правительства РСФСР — С. Султангалиева, от Уфимского ревкома — Б. Нимвицкого, от Губернского комитета РКП(б) — В. Седенкова, от Реввоенсовета пятой армии — В. Смирнова. Они обсудили обстоятельства и условия перехода башкирских войск на сторону Советов.
К переходу Башкирского правительства и войск на сторону Советов велась определенная подготовительная работа. Было опубликовано «Воззвание ко всему башкирскому народу и войскам», велись переговоры с представителями центральной власти. Кроме того, башкирские войска предварительно были переведены и размещены по реке Сакмара, начиная от деревни Билалово на севере и до деревни Тавлыкаево на юге. Передние части занимают деревни Губайдуллино (Куштуба) и Исяново.

А. Сайгафаров, 
Почётный краевед РБ.



При написании статьи использованы материалы книг «З. Валиди Тоган, Воспоминания», Г. Гая «Первый удар по Колчаку», Ф.В. Попкова «На склонах Ирендыка».Из телеграммы А.-З. Валидова в штаб армии генерала Дутова от 25 декабря 1918 года в г. Оренбург:

19.01.2018

0
24


0
Оставить комментарий