О первичной номинации в тюркских языках

Литературное наследие

В ономасиологии номинации подразделяются на несколько видов. В зависимости от разновидности слов номинация делится на первичную и вторичную.

К первичной лексической номинации относят названия фрагментов действительности, образованные с помощью непроизводных основ, или, говоря иначе, слов с непроизводной основой. Непроизводными признаются слова, которые в синхронном плане осознаются носителями языка как первообразные, т.е. не образованные от других слов. Они обозначают фрагменты окружающей нас действительности непосредственно, условно, немотивированно [7]. Первичная номинация в таком понимании — крайне редкое явление в современных языках, поскольку она относится к первообразным словам типа море, пить, моргать, хлеб, белый, һыу, аш, күк, кип-, ап-, первичные корни, основы и мотивы именования которых обнаруживаются лишь при тщательном этимологическом анализе.

Обоснование и выявление первичной номинации сопряжено с определенны- ми трудностями исторического, лингвистического, философского характера.

Для ономасиолога важно наличие как можно большего количества этимологизированной лексики языка. В тюркском языкознании в этом плане проделана большая работа именно в последние десятилетия.

В башкирской лингвистике исследования, касающиеся этимологии, так же заметно оживились в последние 10—20 лет, значительно увеличив глубину анализа. Так, если раньше башкирские языковеды при изучении становления тех или иных лексико-тематических групп обычно подразделяли заимствования на 3 группы: арабо-персидские, русские и заимствования из европейских языков через посредство русского, то теперь башкирская лингвистика располагает спе- циальными монографиями, словарями, позволяющими четче проследить историю того или иного слова. Появились основополагающие работы Дж.Г.Киекбаева, Т.М.Гарипова, Ш.В.Нафикова, Р.Г.Ахметьянова, А.Г.Шайхулова, выполненные на более общем материале представительного числа языков; конкретизированы источники пополнения и выявлены языковые взаимосвязи башкир на основе изучения башкирско-монгольских (А.Г.Вахитова), арабских (А.Н.Бахтиярова), персидских (Г.Р.Гайсина), булгарских (М.Р.Валиева), современных западно- европейских (Ф.Р.Фатхуллина), башкирско-финно-угорских (Н.А.Мукимова) заимствований. Безусловно, надежным источником информации стали фунда- ментальные работы по лексике тюркских языков «Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков» (под ред. Э.Р.Тенишева, тома «Лексика», М., 2001 и «Региональные реконструкции», М., 2002), «Etymological dictionary of the Altaic languages» (А.В.Дыбо, С.А.Старостин, О.А.Мудрак, Leiden, Brill, 2003 (3 тома), изданные коллективом авторов и рассматривающие практически все пласты тюркской, в том числе башкирской лексики. Помимо этого, существую- щие исследования отдельных лексико-тематических групп, а также опублико- ванный сравнительно недавно историко-этимологический словарь диалектизмов башкирского языка (А.М.Азнабаев, Р.Т.Акбулатова, Уфа, 2015) позволяют составить представление об этимологии и генетической составляющей того или иного пласта лексики. В связи с этим появляется возможность отграничить заимствованную лексику (глубоко древнюю, которая в современном башкирском языке семантически, грамматически и фонетически была освоена) от исконной, которая и предстанет перед нами в качестве первичных наименований.

Необходимо выявление наиболее полного корпуса исконной первичной лексики. «Акты прямой (первичной) номинации при помощи слов примечательны тем, что они одновременно сопряжены с опредмечиванием человеком объек- тивного мира, со всеми этапами его общественного опыта и трудовой деятель- ности, с выделением и обобщением необходимого и существенного в предмете познания», — пишет А.А.Уфимцева [4, с.8].

Познавая мир, человек дает имена окружающим предметам (а также, естественно, качествам, отношениям, процессам и т.д.). Характерно, что в первую очередь человек называет именно те предметы, которые наиболее близки ему, наиболее важны для его практической деятельности. Но названия нужны человеку не просто для ориентации в окружающем пространстве и времени. При помощи именования предмета или ситуации осуществляется и процесс познания и коммуникации [2, с.68]. Имя, выделяя предмет из окружающей его среды, позволяет закрепить его в сознании, перейти от обобщенного образа предмета к понятию. Тем самым наименование оказывается необходимым шагом в познавательном процессе.

Первоначально познание окружающего мира происходило с понимания обобщающего момента в явлениях окружающего мира. Затем эти обобщения идейно закреплялись в названиях реалий окружающего предметного мира (мира живой и неживой природы и человека). Завершающим в становлении системы наименований является ступень номинации абстрактных, отвлеченных понятий. Данный процесс отражается в универсалиях, предложенных А.Г.Шайхуловым в следующей последовательности: 1) познание, 2) природа (неживая и живая), человек (как живое физико-биологическое и разумное существо), 4) общество (человек как общественное существо) [6, с.107]. Таким образом, на основе объединяющего начала главенствующей идеи в познании выявляется круг пер- вичных номинаций.

Исконная первичная номинация на уровне языка включает в себя перво- образные глаголы и прилагательные, а также непроизводные существительные в прямом значении. Их изучение требует рассмотрения корпуса слов в структурном плане, выделяя, в первую очередь, корневые основы, которые составляют наиболее исконную и общую часть основного словарного фонда языка. Структурный состав корней на материале тюркских языков в качестве первичных позволяет выделить односложные корни (однофонемные, двуфонемные, трехфонемные и четырехфонемные), которые послужили словообразовательным фундаментом в становлении обширной системы вторичных номинаций. Так, А.Т.Кайдаров пред- полагает, что рано или поздно ученые придут к выводу, что «исконно тюркская корневая морфема характеризуется преимущественной односложностью своей структуры, а двусложными могут выступать чаще основы, представляющие со- бой дальнейшее агглютинативное развитие корня» [1, с.26]. И далее: «Среди встречающихся сегодня разновидностей односложных корней-основ наиболее древними и первичными были открытосложные типы Г и СГ, а результатом дальнейшего агглютинативного развития явились типы ГС, СГС, ГСС, СГСС» [1, с.35]. К такому же мнению приходят и современные исследователи тюркских корней [5].

Анализируя корневые слова славянских языков Республики Башкортостан, А.Н.Трегубов приходит к выводу, что корневые слова, связанные так или иначе с человеком, характеризуют общество не современное, а древнее. Характер труда и орудий труда, потребляемой пищи, состояния правосудия, медицины — все представляет нам лексику раннего средневековья и более отдаленных временных периодов. Подтверждением этого положения является отсутствие научных и научно-технических понятий, неразвитость военной терминологии [3, с.19]. Подобное можно усмотреть и на материале тюркских языков, первообразные слова которых являются общим лексическим достоянием тюркских языков.

К первичной номинации относятся также слова, образованные в результате семантически значимых фонетических изменений основы слова, обусловленных семантическим развитием корней слов и историческими фонетическими изменениями и чередованиями фонем.

Таким образом, изучение первичной номинации в тюркских языках сопряжено с рядом трудностей исследовательского плана, с обширностью изучаемого материала, решение которых позволяет не только выявить корпус первичной нейтральной лексики, но и проследить становление языковой картины мира.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

Кайдаров А.Т. Структура односложных корней и основ в казахском языке.

— Алма-Ата, 1986.

Колшанский Г.В. Соотношение субъективных и объективных факторов в языке. — М., 1975.

Трегубов А.Н. Эволюция звукового состава русских корневых слов от праязыкового состояния до современного функционирования (славянские языки Республики Башкортостан). — Уфа, 1996.

Уфимцева А.А. Лексическая номинация (первичная нейтральная) // Язы- ковая номинация. Виды наименований. — М., 1977. С.5—85.

Шайхулов А.Г. Тюркские языки Урало-Поволжья в контексте алтайской цивилизации (аспекты общей теории корневых основ) // Вестник БГУ. 2009. Т.14. №3(I). С.1174—1180.

Шайхулов А.Г. Языки золотоордынской цивилизации: когнитивные и идео- графические аспекты реконструкции лексических систем языков алтайского сообщества // Вестник СВФУ. 2015. Т.12. №2. С.104—110.

Ягафарова Г.Н. Исследование тематических групп башкирской лексики (ономасиологический подход). — Уфа, 2008.

0
75


0
Оставить комментарий